Мысль изречения есть ложь

25.09.2018

Мысль изречения есть ложь

Давным-давно, в незапамятные времена человеку было дано величайшее благо - речь. Именно благодаря ей мы можем общаться с другими, обмениваясь информацией. Но всегда ли мы можем быть уверены, что нас поймут правильно? Всегда ли мы, говоря о чем либо, передаем истинно верные сведения, не подвергшиеся субъективному влиянию нашего мышления? В своем стихотворении "Silentium" Фёдор Иванович Тютчев пишет: "Мысль изреченная есть ложь". Как можно понять значение слова "ложь" в данном контексте? Подразумевал ли Тютчев ложь как неправду или говорил о чем-то более глубоком? Попробуем разобраться.
В словарях Ожегова, Ефремовой, Брокгауза и Эфрона ложь определяется как намеренное искажение истины. Но всегда ли это так? В философской мысли ложь является составной частью большинства истин, на которой основаны человеческое виденье, мирочувствование, искусство, науки. [философский словарь, 2001]
Каждый из нас воспринимает окружающий мир по-своему. И то субъективное мировосприятие, являющееся привычным и правильным для нас, легко может оказаться "лживым" для других. Каждый обладает своим жизненным опытом, который оказывает воздействие на жизненные принципы, позволяющие давать ту или иную оценку происходящему. Когда мы стремимся донести до окружающих наши мысли, мы выражаем не только факты, но и эмоции. Поэтому то, как видим мы, не всегда совпадает с тем, как видит это другой человек, находящийся с нами рядом. Иными словами, та словесная оболочка, в которую заключены наши мысли и чувства, далеко не всегда будет правильно понята собеседником, ведь он, улавливая отдельные слова, определенным образом «дешифрует» их через систему общепринятых понятий и смыслов.  Очень часто реципиент речевой деятельности воспринимает лишь речь, а смысл в нее он вкладывает уже свой, анализируя и делая вывод. И если словесно-смысловой «тезариус» (набор слов) у собеседников различен, то происходит искажение мысли при передаче.  Таким образом, в данном контексте "ложь" будет пониматься как неправильное восприятие мысли.
Мы не просто выражаем наше видение мира через язык. Существует тесная взаимосвязь мышления, менталитета и языка. Немецким филологом, философом Вильгельмом фон Гумбольтом был выдвинут тезис о лингвистическом восприятии мира. Иными словами, мы видим наш мир через язык, а наше восприятие мира подвержено влиянию наших предшественников. Мы видим наш его так, как видели его наши предки. Конечно, окружающая нас действительность не стоит на месте, ежедневно меняясь, но общая картина мира уже "навязана" языком. Данная связь актуальна не только для европейских, но и для славянских языков и культур, что было проиллюстрировано русским и украинским филологом Александром Афанасьевичем Потебней.
Но не всегда взгляды на мир наших предшественниками являлись неприкосновенными "столпами" для формирования новой культуры. К примеру, в конце VII - начале VIII века в мировом искусстве господствовало такое направление, как классицизм. Тогда "во главу угла" ставилась мысль о превосходстве разума и мышления. Но в итоге большинство постулатов классицизма потерпели крах: эпоха географических открытий показала, что разум не всемогущ, а весьма ограничен; что не только ум является показателем "положительности" личности (вспомним далеко не глупых Эраста из "Бедной Лизы" Николая Михайловича Карамзина или Молчалина из "Горя от ума" Александра Сергеевича Грибоедова).  Любая мысль, пусть и принятая за истину, требует еще и проверки временем.
Говоря о связи мышления и языка, нельзя не отметить, что в отдельных языках, к примеру, в европейских, одно и то же слово может иметь несколько значений и в разговоре понято собеседниками неверно. Такую ситуацию часто называют "непреднамеренной ложью". Китайские же иероглифы имеют один и тот же смысл, даже если произносятся по-разному в различных регионах страны. Им легче понять друг друга. Произнося какую-либо фразу или слово, они в любом случае говорят об одном и том же.
Действительно, язык и мышление находятся в тесной взаимосвязи. И очень часто наши мысли могут быть трактованы абсолютно не так, как мы хотели бы. К сожалению, с такими проблемами в коммуникации тяжело бороться. В своем стихотворении современный поэт Георгий Фрумкер пишет:
Мысль изреченная есть ложь?
Да это явные наветы!
Все эти Тютчевы и Феты —
Нет, с ними правды не найдешь.
Да я вступил бы с ними в спор!
Нельзя же ляпать, что попало!
Им проще — их давно не стало,
А мне не верят до сих пор.
И, к сожалению, не верят. Не понимают, не принимают, искажают истину и передают ее, уже искаженную, дальше, превращая процесс обмена информацией в распространение слуха "о сумасшествии Чацкого" (по А.С. Грибоедову) или детскую игру "Сломанный телефон".

Возврат к списку